• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цветаева (список заголовков)
16:39 

"Ты гори, невидимое пламя".
А ещё есть поэты, которые одинаковые, и поэты, которые разные. Да, с историей, по Цветаевой. И ещё — умеют быть разными в одно и то же время своей жизни.
В молодости, наверно, все — одинаковые. Не в смысле, конечно — друг на друга похожи, а — всегда тождественны себе /в стихах/. А потом у некоторых — немногих — начинается история. Кто-то при этом остаётся одинаковым каждое одно время своей жизни, а большинство из этих немногих обретает способность также быть одновременно разным. Хотя в какие-то периоды может оставаться и одинаковым.
Те, кто с историей — редки. И заметны... Вот — Пушкин, Цветаева.
Способность быть разным — это большие возможности, больший диапазон. А одинаковых, пожалуй, любят больше... Сердечней... Они сильней отзываются. Вот — Есенин.
У разных — зачастую находят своё, близкое, и любят. Например, любимы народом стихи молодой Цветаевой, так до отъезда из России, а в основном — до революции; а «Поэма Воздуха», наверно, большинству поклонниц этих молодых стихов ни на что не сдалась. Даже, думаю, многим из таких, кто говорит: «Мне кажется, что Цветаева — это я». /А мне со стороны никогда так не казалось...)/
А у того, кто всегда один и одинаковый, зато встречаешь много своего... много... целую жизнь — на целую жизнь. И в этой родной лирике купаешься, как в море; пьёшь — как морскую воду... которой не напиться... /такое сравнение дала Цветаева/. И эти стихи становятся кровью.
И находишь у разных тех, кто одинаковый, разное своё, то, что близко и нужно... Собираешь, восстанавливаешь себя, своё в стихах. )

@темы: читательское, о стихах, о поэтах, Цветаева, Пушкин, Есенин

17:02 

"Ты гори, невидимое пламя".
Большая стихогруппа в популярной соцсети. Мощная. Двести с гаком тысяч читателей, каждая стихопубликация набирает не меньше двух сотен нефти одобрительных оценок... пропорция, однако. Всегда находится один на тысячу... Двести — необходимый минимум; поражение.
С одной стороны — очень радостно видеть, что люди так любят стихи. С другой... Стихи чуть ли не все как одной рукой написаны. Немного плюс-минус техника. Терабайты, хочется сказать /хотя и знаю, что по реальному объёму — значительно меньше/. Кубокилометры...
С третьей — весьма мрачный общий настрой. О да, депрессия и социофобия, ребятки... Точнее, девчатки.
Например, там есть игра: «что я знаю». Почти на тысячу ответов... я ниасилила, конечно, вот прямо все их читать, но навскидку... может, десятка полтора положительных и нейтральных. /«Я знаю, что Лондон — столица Британии»)/.

У администраторов, похоже, идиосинкразия на заглавные буквы — куда покруче, нежели у меня была. Такая, что заставила изнасиловать одно хрестоматийное стихотворенье Цветаевой — злодейски оборвать с него заглавные. С Есениным делают то же, но по отношению к нему я это почему-то воспринимаю спокойно.
Бродского и Маяковского щадят — не набирают без заглавных, а сканируют — как напечатано.
Между тем идиосинкразия совсем не мешает админам писать свои собственные драгоценные имена как положено и принято...

@темы: сейчас, о читательском признании, Цветаева, Маяковский, Есенин, Бродский

16:25 

"Ты гори, невидимое пламя".
Недавно одна девушка, отказываясь играть — сочинять шуточное стихотворенье — сказала, что очень серьёзно относится к своим стихам. Кажется, даже выразилась так: «К тому, что выходит из-под моего пера». Не научил её её учитель поэтического мастерства, что не стоит так выражаться; по крайней мере, всерьёз — не стоит. ) Он не научил, и сама она не догадалась.
Я ей вспомнила Осю со стишками — уже почти рефлекторно; а теперь вот призадумалась.
Одни играют, другие нет.
Пастернак, Цветаева, Есенин — не играли. То есть, у первых двух в стихах полно игры, скрытого веселья; но это особое, серьёзное веселье. Может быть, похожее на то, которое Ефремов видел в людях будущего. Веселье от преизбытка силы.
Шуточных стихов ни один из трёх не писал.
А Маяковский играл. И Мандельштам играл. И Пушкин...
Лермонтов — пытался. Так было тогда принято — писать эпиграммы; но он ведь мог бы отказаться. — И не отказывался.
Из современных кто играет? — Юнна Мориц. Из ныне здравствующих... Кстати — возможно, также Круглов.
Высоцкий играл — не только по-актёрски, в кино и на театре, но и в стихах.

@темы: о стихах, сейчас, о юморе, как не надо, и они, Цветаева, Пушкин, Пастернак, Мориц, Маяковский, Мандельштам, Лермонтов, Круглов, Ефремов, Есенин, Высоцкий

03:50 

луркояз, например

"Ты гори, невидимое пламя".
зацепила не относящаяся к основной теме фраза в статье, сопровождающей публикацию дневников Георгия Эфрона: «Как любой жаргон, это средство самозащиты и разрядки напряженного состояния». о как) не совсем полно, зато кратко, чётко и ясно.

@темы: читательское, выписки, Цветаева

17:22 

две читательские заметки

"Ты гори, невидимое пламя".
у Стивена Кинга мне, пожалуй, больше всего нравится «Мёртвая зона». а вчера поняла: в ней — то, что, может быть, нравится сильней всего, или даже вообще единственное, что действительно «цепляет» — это когда Джонни говорит, держа в руке медальон: «О-о. Вот как?»

а главным впечатлением дня вчера оказалось эссе Бродского «Вершины великого треугольника» — о стихотвореньях Пастернака и Цветаевой, посвящённых Марии Магдалине. думаю потом: что-то такое было нынче особое, значительное. — а-а, да...
там, например, отмечено, что Цветаева в заключительном, третьем стихотвореньи о Магдалине /именно разбираемом/ — говорит от лица Христа. а датировано это стихотворенье 31-м августа — 1923 года.

@темы: сейчас, о стихах, классика, выписки, Цветаева, Пастернак, Бродский, читательское

01:24 

Шмелёв, Гайдар и Цветаева

"Ты гори, невидимое пламя".
тут Джейк Чемберз когда-то приводил размышление крышей слегка повреждённого, видимо, Галковского, что советским людям не нужна Россия, как русским не был нужен СССР. потому что это страны с разными названиями, о как.
но всё сложнее, к счастью.

эти трое именованных в заголовке, они были прежде всего современниками, первый — старший, второй — младший, третья упомянута именно таким образом если не в порядке гендерного шовинизма, то по инерции. а так-то она не то что первая, а единственная, конечно. всячески. по возрасту же, кто не помнит, вторая.
и ещё они дети одной страны, нашей. но по-разному прожившие и осмыслившие революционный перелом времени /«порвалась связь времён», вот в данный момент до меня доходит ещё одна мысль этой строки... век живи... и да, это ближе к нашей истории, чем «коленный сустав»... хотя случившееся и называется также переломом/.

«Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовется Советской страной». сдаётся мне, что Шмелёва бы от этих действительно прекрасных слов тут же и вывернуло бы прямо на действительно прекрасную книжку. певца России, провозвестника и утвердителя Её /так: с заглавной/ воскресения.
и мне такие чувства Шмелёва понятны, хотя мои собственные чувства к Советской стране — гайдаровские, и хотя к России вовсе не испытываю того, что нам, советским, приписывали и приписывают. у нас говорилось — царская Россия; вот это — враждебно. но также и Советская, наша Россия была.
а Цветаева, наоборот, написала тоже прекрасную и мною любимую статью «О новой русской детской книге». не читавши Гайдара, к сожалению.

а также, читая этого же самого Шмелёва /хоть далеко не все в эмиграции разделяли его пламенные чувства/, прониклась — каково оно было Марине нашей безценной Ивановне в этой же самой эмиграции заявить:

Той России — нету.

и так дальше, и тому подобное, с начала до конца. а конец — «Как и той меня». но она-то есть, и лучшая... и Россия, новая — лучшая — по мысли автора, есть.
вот если бы это было открыто...
и мне печально, что я теперь понимаю, как современники могли расценить такое сопоставление: поэт, женщина — поэт, какая-то там «поэтесса» — и целая Россия. ну а Марина же Ивановна им всем предлагала, наверно, и о себе самих подумать. их тоже тех — нету, новые — есть, живые.
но и тем она бы своих противников не порадовала. те считали, что России нет вообще. но ждали, что Россия вернётся...

...очень, очень правильные слова; я тоже имею их сказать — по поводу призывов Шмелёва к эмиграции помогать России отстраиваться и взять на себя руководство в этом. хотя другое Шмелёв многое очень правильно писал, провидчески. например, такое: «Строить будут «под кнутьями». Неприятное это слово. Не под ременными кнутьями застенка, не под ядовито-острыми кнутьями соблазна, какими недавно гнали народ под весёлую музыку к могиле, а под кнутьями жестокой необходимости. И счастлив будет народ, если не станут ему мешать: раны зарастут скоро.
<...> во все времена, у всех народов, когда страну накрывает гибель, верховная власть даётся крепкой руке, а рождает её и питает силой жизненное чутьё народа. Так и будет».
кое в чём с ним здесь не согласна; а вот насчёт застенка — не считаю, что он очень сильно ошибся. верно сказал о главном: о жестокой необходимости. ошибся в том, чья же это будет крепкая рука, откуда она возьмётся... но по сути — деятельности Сталина сказанное почти полностью подходит. обозвать Шмелёва сталинистом было бы жестоко и неправильно; хорошо, что его текст всё же не позволяет так сделать.

в качестве краткого послесловия: десь весьма поучительные отрывки из очерков Шмелёва времён февральской революции. те же самые события он в 1924-м с обратной экспрессией описывает в очерке «Убийство». и не нам его судить. а только печалиться.
и одно особенно печально. дочитывала это «Убийство» с некоторым даже азартом: скажет, что он сам думал тогда, или нет?.. — нет, не сказал.

а ещё — в упомянутом стихотвореньи Цветаевой поразительная ассонансная рифма в концовке: почти отстутствие рифмы — и этого совершенно не замечаешь. примерно как у Лермонтова «нево — чело», в хрестоматийном стихотвореньи.

@темы: читательское, рифма, о стихах, классика, Шмелёв, Шекспир, Цветаева, Гайдар

12:37 

«Я тоже пишу свои четыре странички»

"Ты гори, невидимое пламя".
вспоминаю, когда собираюсь приняться за что-то наподобие дневного, точнее — утреннего урока по фандому, по Ивану.
конечно, маленькая Аля писала свои четыре странички не в благополучии, а как раз наоборот. и, для меня четыре странички — это не утренний урок, а скорее недельный, а то и 10-дневный или полумесячный. правда, объём у моих — печатных — страниц всё же несколько побольше будет, пожалуй.

@темы: про Ивана, о своём, выписки, Цветаева

21:40 

"Ты гори, невидимое пламя".
"Итак, товарищ Стеклов желает Колчаку скорой и верной виселицы. Пожелаем же и мы, в свою очередь, товарищу Стеклову..."

но я желаю некоторым современным, так сказать, публицистам, которые говорят про исторических лиц примитивные гадости от балды, только чтобы у них язык вместе с руками отсох перевоспитаться и больше так не говорить.

@темы: читательское, Цветаева

02:36 

"Ты гори, невидимое пламя".
обнаружила, что не смею говорить за Пушкина. не задумывалась об этом, пока до дела не дошло...

теперь понимаю, что и Булгаков не посмел. наверно, потому-то самого Пушкина и нет в одноимённой пьесе.
насколько могу припомнить — не посмел никто. даже, например, Цветаева.

за Цветаеву когда-то, помоложе когда была — пыталась, кажется. мне и сейчас нравится мысль о том, чтобы читать вслух что-то из её писем и дневников /делать это — давно не бралась/. воскрешать её голос.
но пыталась воссоздать её речь. если не ошибаюсь.
не пошло.

хотя, мне думается, было бы очень хорошо, если бы снова могла прозвучать речь Пушкина или Цветаевой. если бы оказалось можно услышать что-то новое, сказанное ими.

но это, может быть, и есть предел, его же не прейдеши. /в том числе это/.

*

...странная, печальная вещь — запись голоса.
...вот и Тихонов умер... Царство ему Небесное. и теперь, пожалуй, не годится уже переслушивать одну из моих любимых песен — больше одного раза подряд.
если тот, чей голос был записан, живёт на свете — тогда можно.

@темы: слышное, о своём, о песнях, классика, Цветаева, Пушкин, Булгаков, читательское

22:47 

"годность или негодность вещи для песни"

"Ты гори, невидимое пламя".
возможно, уголовный фольклор Цветаева не учитывала. и, пожалуй, справедливо: это поют далеко не все. хотя сейчас многие любят...

подумалось по поводу мерзкой разработки сюжета военной песни "Огонёк" в ключе уголовного фольклора. помимо характерного саможаления обнаружила там ещё и женофобию. логично для тюрем и колоний, где женщин нет...

откуда она всплыла.

@темы: о песнях, Цветаева, слышное

00:41 

"Ты гори, невидимое пламя".
нда... книги Катаевой имеют много серьёзных недостатков и вызывают справедливые существенные нарекания, но вот в оценках мы с ней, надо признать, сходимся. и вряд ли я настолько внушаема...
кое-что про Евгения Пастернака.

а вот Озеров, прямо тут же, следующим за Е. Б. рассказывая своё — заступается за Мура с прекрасной деликатной твёрдостью. эх-хе. и сообщает, кстати, исключительно о том, что сам видел и знал.

@темы: читательское, Цветаева, Пастернак

15:53 

"Ты гори, невидимое пламя".
вместо "о верлибре" в своих темах упорно читаю "о верблюде". )
хм. что-то в этом есть)

Отправимся — верблюд смирен и горд —
Справлять неисправимую работу.

(с)

@темы: Цветаева, о верлибре

15:45 

"Ты гори, невидимое пламя".
...а вот Цветаева, она писала стихи и про Дон-Жуана, и про Кармен.
)))))
а про Казанову, правда, не стихи, а только пьесы /какие прекрасные.../
...хотя Казанова как раз историческое лицо.

ну, приходит в голову, вспоминается)

@темы: читательское, Цветаева, о творчестве

17:19 

"Ты гори, невидимое пламя".
"Россия моя, Россия, зачем так ярко горишь?"

вспоминается всё, по ясной связи. хотя, конечно, это впору только самой стране.

@темы: про Ивана, читательское, между делом, видимое, Цветаева

11:13 

"Ты гори, невидимое пламя".
Пишет Е. А.:
14.06.2011 в 19:27


мне представляется, что всё же в основном авторы имеют в виду нечто достаточно определённое для них самих, то есть всё-таки обычно сказанное имеет быть понято. вспомнилось слово Цветаевой по поводу её Поэмы Воздуха, если не ошибаюсь. ей говорили, что написано непонятно, спрашивали, что же значит то или другое; "а мне — ясно; и это оскорбительно" /именно так мне помнится её резюме по этому поводу/.
всё же, наверно, бывает, что получившиеся картинки не до конца понятны или даже совсем непонятны самому автору. например, имею такие подозрения по поводу некоторых стихов Лорки /но только некоторых/, да и той же Фанайловой. но целенаправленно так работают, пожалуй, только некоторые абсурдисты, да и то не все. вот например Введенский, у него, насколько помню, очень даже холодные, чёткие, рациональные построения, в отличие от, например, молодого Заболоцкого. и Хармс зачастую вполне рационален. нечто заведомо непонятное — это скорее для немногих авторов, редкий подход. в силу его сложностей и серьёзного риска...
а в основном встречается затемнение. когда автор даёт то, что ясно ему, так, как далось: так, что извне может быть неясно.

явная ахинея достаточно широко позволительна, пожалуй, только в жанровом абсурде. осмысленная затемнённость её отнюдь не оправдывает.


URL комментария

@темы: о стихах, Цветаева, о творчестве

23:07 

"Ты гори, невидимое пламя".
ещё одна авторская отмазка, всё-таки гораздо менее распространённая, правда, чем "это образ": "это для близких, посторонним не понять".
ничего подобного. хорошие стихи, даже если посторонним их действительно не понять — читаются всё равно хорошо, и неважно, кто читатели) классический пример — стихотворенье Цветаевой "Рас — стояние: вёрсты, мили..."

существуют и явно непонятные, затемнённые стихи — вспоминаю многие стихи Фанайловой — которые, тем не менее, вполне хорошо читаются, трогают.

@темы: о стихах, и они, Цветаева

18:50 

"Ты гори, невидимое пламя".
Пишет Der Brennende: ...

а мои, наверно, последние серьёзные увлечения — авиация и Цветаева.
насчёт авиации — так и чувствовала, что это, наверно, последнее; что больше ничем уж так не увлекусь. а вот насчёт Цветаевой — только со временем поняла, что и ею тоже увлеклась)

@темы: такая, Цветаева

16:46 

"Ты гори, невидимое пламя".
/ещё в 2007 встретилось высказывание, поставленное в эпиграф; и подумалось под запись. а несколько месяцев назад попалось на глаза/.

"Во мне умерла Цветаева".


без нас умерла Цветаева

когда мы её оставили,
отбросили, отреклись

...неслабо – в такую высь
за нею – где кончен воздух
и гаснут за твердью звёзды

@темы: о смерти, о поэтах, и они, Цветаева, "привет сочинителям славным, чьи судьбы предивны!", о читательском признании

08:35 

"Ты гори, невидимое пламя".
многие поэты предсказывали свою смерть. и, возможно, тем включали эффект Розенталя, или Пигмалиона.
но во всей мировой литературе припомнила только двоих, отважно предсказавших судьбу своих стихов после смерти авторов: Пушкин — и Цветаева. сейчас, когда начала это писать, осознала, что у Пушкина были два первоисточника: Гораций и Державин. которые, значит, тоже предсказали.

а ещё есть традиция говорить о посмертной участи. это традиция определённого решения темы. мне вспомнились "забыться и заснуть", Шевченко и Галина Умывакина. посмотрев её текст, обнаружила, что он и есть по Шевченко; забыла об этом.
Три дня Олеси Николаевой отличаются от этой традиции. Николаева говорит соответственно своей вере.
Цветаева предприняла нечто вроде посмертного путешествия в Поэме Воздуха. а ещё она говорила о забвении /"ни нас, ни наших комнат..."/
Шевченко тоже предсказывал судьбу своих стихов. и вот сейчас понимаю, что стихотворенье Умывакиной тоже можно прочесть в этом смысле.

@темы: о стихах, о смерти, о поэтах, Шевченко, Цветаева, Умывакина, Пушкин, Олеся Николаева, сейчас

23:41 

"Ты гори, невидимое пламя".
если цветаевскую прозу
в столбик написать
она тоже будет
стихотвореньем

гению говорим –
иди дальше
лирику –
ныряй глубже

одному – дальше
другому – ещё


вот и всех слов
ещё

@темы: о творчестве, о стихах, Цветаева, ритмика

заметки о сочинительстве

главная